Меня зовут дженнет у есть знакомый негр

Гранде, Ариана — Википедия

«Анатомия страсти» (в дословном переводе «Анатомия Грей», англ. Grey's Anatomy) .. Мне было очень приятно работать с таким человеком как Ким, и каждый член съёмочной группы будет . Все объединяются для его спасения , а Мередит узнает ужасную правду, что этот неизвестный и есть О'Мэлли. Во-первых, я курю, как паровоз, то есть раньше курил. Понимаете, не хочется заезжать в гостиницу на Ист-Сайд, где могут оказаться знакомые. . Меня зовут Холден Колфилд. - Надо было выдумать другую фамилию, но я сразу не сообразил. - Видите .. Сам Эрни - громадный негр, играет на рояле. У меня знакомые, - продолжал извозчик, - прислугу ищут. То есть, - сузив глаза, с угрозой произнесла хозяйка, - ты хочешь Еще недавно угнетенных негров против расовой ненависти; рабочих .. Ох, прошу прощения, - спохватился визитер, - меня зовут Лоуренс, вот моя визитка.

Однако за годы я успела убедиться: В то время на меня работал превосходный закройщик Дэниел. Разработкой моделей он не занимался, это от него и не требовалось, зато он умел копировать и подгонять. Иногда я давала ему советы: Обычно я сама подгоняла одежду по фигуре и накалывала булавками во время примерки, потому что у меня очень точный глаз. Он был заносчив, считал традиционный портновский бизнес, в котором модельеры нанимают закройщиков и портних, единственно верным, а мои методы — наоборот, ошибочными.

Но я сразу объяснила, что ему лучше заниматься своим делом, а щедрая плата заставила его держать язык за зубами. О помощнице-портнихе, объясняла я, не может быть и речи. Больше всего мне нужны защита и время, длительные промежутки времени, когда я полностью предоставлена.

Каждый стежок должен быть идеальным, объясняла я, маленьким и ровным. Даже наметку и сметку, которую позднее предстоит выдернуть, мне приходится делать самой, иначе я не смогу спать по ночам. Порой над каким-нибудь вычурным платьем мне приходится корпеть месяца два подряд, работая только над ним одним. Если платье украшено вышивкой — то три или четыре месяца. Все это я объясняла претенденткам на работу. Я привезла их из Англии, чтобы провести собеседование прямо там, где им предстояло выполнять рабочие обязанности.

Все они перепугались — с единственным исключением. Семеро были только рады убраться после собеседования, им вполне хватило возможности побывать в Италии, осмотреть достопримечательности и развеяться.

Восьмая казалась скорее настороженной, нежели испуганной, пока я объясняла ей, в чем будет заключаться работа. Рослая, тощая, с торчащими вперед верхними зубами и шапкой рыжих волос. Она немного понимала по-итальянски и говорила по-французски — впрочем, как и остальные девушки, которых я привезла на собеседование, иначе я и разговаривать бы с ними не стала.

Пусть оберегает меня от всех заказчиков, кроме входящих в краткий согласованный список или настоятельно рекомендованных другими заказчиками. И ни в коем случае не зовет меня к телефону: Эмили представила лестные рекомендации от оперного певца, у которого работала; по-видимому, она понимала, чего от нее хотят. Я припомнила, как слышала где-то, что мужчины находят женщин с торчащими вперед зубами весьма привлекательными, но считала, что в данном случае это обстоятельство роли не играет.

И действительно, случившееся не имело никакого отношения к зубам Эмили. Той весной и в начале лета Дракон стала для меня спасением. Я работала, не отвлекаясь, по семь дней в неделю, иногда по двенадцать часов в день, зачастую в беседке в саду — за исключением самых жарких дневных часов, когда перебиралась в мастерскую с кондиционером.

Теперь последует рассказ о саде и доме. Дом стоял в стороне от дороги, на высоком утесе над озером. Его выстроили на рубеже веков, придав ему немало характерных черт ар-нуво — таких, как витражные окна, резные балясины, украшения в виде плодов над дверями. Снаружи казалось, что эта вилла должна вмещать больше колоннад, арок, террас, эркеров и башенок, чем предполагали ее размеры: Сад был просторным, непропорционально большим по сравнению с домом, но вполне устраивал.

Мне нравилось сидеть в саду и шить, особенно под могучим кедром, который заменил мне крышу. Кедр был виден и с противоположного берега озера, и с дороги, проходящей у подножия утеса; куда бы вы ни направлялись, с какой бы стороны ни приближались к дому, не заметить этот кедр было невозможно.

Он высился над статуями в саду. Сад украшали белые каменные статуи того же исторического периода, что и дом. Они изображали четыре времени года и четыре вида искусства — живопись, скульптуру, музыку и литературу. Времена года выглядели как женские фигуры, виды искусства — как мужские, но все они были одетыми, поэтому мало чем различались.

Гирлянды на распущенных волосах женских фигур соответствовали времени года, которое они изображали: Одни мои заказчики, увидев его, ахали от восторга, другие осматривали его в ошеломленном молчании и уходили, не сказав ни слова. Что касается статуй, иногда они вызывали у меня странное чувство, особенно когда я вдруг поворачивалась к.

Они выглядели в точности как прежде — точнее, принимали прежнее выражение лиц. Но какие гримасы они строили за моей спиной? В свободное время Дракон воспылала страстью к закройщику Дэниелу, и они предавались любви после обеда в прохладной комнате за кухней, где спала Дракон. Ее рыжие волосы отросли, она стала часто распускать. И говорила, что эта прическа в стиле прерафаэлитов подходит к дому.

В августе зарядили на редкость обильные дожди, после которых воздух вызывал чувство растерянности и сонливость. Никому и в голову не приходило задать мне подобный вопрос. Я начала замечать, что заказчики приезжают на примерки с опозданием. Когда живешь за городом, приходится мириться с тем, что не все посетители прибывают вовремя.

Но мои заказчики, по сути дела, опаздывали только в мастерскую: В подробности своих бесед с моими заказчиками Дракон меня не посвящала. Я с любопытством отметила, что после встреч с Дракон люди начинают говорить со мной негромкими, осторожными голосами. Когда Дракон уезжала кататься в лодке с Дэниелом, ветер бросал рыжие волосы ей в лицо; чаще всего они возвращались насквозь промокшими под дождем.

Однажды я заметила, что она пылает. Никогда не подходите к телефону. Вечно напоминаете, что сюда никому нельзя: Ее нос к тому времени стал совершенно прохладным, словно и не изрыгал дым и пламя.

Я разрешила ей пригласить на вечеринку местных жителей. Она привезла с собой целую толпу людей, с которыми познакомилась и каким-то образом ухитрилась подружиться в отеле на другом берегу озера. Привезла испанцев, отдыхающих на озере, чтобы развлечь Дэниела, и вызвала из Милана его сестру.

Жемчужная Тень - Мюриэл Спарк

Он бросает Янг у алтаря, и уезжает, напоследок прихватив все вещи, которые их связывали, из их общей квартиры [48]. Кевин МакКидд исполнил роль Оуэна Ханта. В начале четвёртого сезона в основной актёрский состав зачисляется персонаж, гомосексуальный кардиохирург Эрика Хан Брук Смит. Хан была повторяющимся персонажем во втором и третьем сезонах шоу.

Персонаж был охарактеризован как высокопрофессиональный врач, которого можно отнести к трудоголикам [49]. Хан была выведена из шоу в седьмом эпизоде пятого сезона. В то же время появляется два новых постоянных персонажа: В пятом сезоне появился новый повторяющийся персонаж Сэди Харрис Мелисса Джорджу которой когда то были дружеские отношения с Мередит. Хотя планировалось что Харрис впоследствии станет регулярным постоянным героем, персонаж вскоре был выписан из сюжета, а контракт с актрисой не был продлен [50].

В то же время появляется новый персонаж, кардиохирург Тедди Альтман Ким Рэйверкоторая ранее служила армейским врачом во время Иракской войны. Кроме того в сезоне был введен анестезиолог Бен Уоррен Джейсон Джорджу которого был краткосрочный роман с Мирандой Бейли.

В финале шестого сезона сериал покинули актёры Бейкер и Зехетнер, когда их персонажи были убиты во время перестрелки в больнице, и только Дрю и Уильямс были повышены до основного актёрского ансамбля, начиная с седьмого сезона [51] [52]. В финале восьмого сезона сериал покинули Ким Рэйвер и Кайлер Ли [53]. На вопрос, будут ли ещё в будущем новые главные персонажи, создатель и продюсер сериала Шонда Раймсответила, что ансамбль и так уже слишком большой, и ввод новых героев пока не планируется [54].

Вплоть до десятого сезона Раймс не увеличивала основной состав. В десятом сезоне она, однако, повысила сразу четырёх актёров до регулярного состава. В ходе трансляции сезона, Келли Маккририиграющая сводную сестру Мередит, также была повышена до регулярного состава [58] [59].

В двенадцатом сезоне, после пяти лет в периодическом статусе, Джейсон Джордж играющий мужа Бейли, Бена Уоррена был повышен до основного состава [60]. Мартин Хендерсон тем временем присоединился в роли нового хирурга [61].

Позже в двенадцатом сезоне Джакомо Джианниоттидебютировавший в финале одиннадцатого сезона в роли интерна Эндрю Делука, был повышен до основного состава [62] [63]. Стрэдлейтер только так и понимал. Наконец мне надоело сидеть на умывальнике, я соскочил и стал отбивать чечетку, просто для смеху. Я стал подражать одному актеру из кино. Видел его в музыкальной комедии. Стрэдлейтер все время смотрел на меня в зеркало, пока брился.

А мне только подавай публику. Я вообще люблю выставляться. Ношусь по всей умывалке. Он посылает меня в Оксфорд. Но чечетка у меня в крови, черт подери!

У него все-таки было чувство юмора. Дыхание у меня ни к черту. Кого же берут на его место? Я уже запыхался и перестал валять дурака. Он просто ко мне подлизывался, сразу спросил: Я опять сел на умывальник рядом с. Я с этой свиньей давно не вожусь.

Так уступи ее мне, друг! Она в моем вкусе. Только она для тебя старовата. Прыгнул на него, как пантера! Но я его не отпускал.

Жемчужная Тень

Я его здорово сжал двойным нельсоном. А я очень слабый. Он стал бриться второй. А бритва у него грязная. Я опять сел рядом с ним на умывальник. Должен был встретиться с ней, но все перепуталось.

Погоди, чуть не забыл. Господи, я чуть не сдох, когда услышал. Позапрошлым летом она жила совсем. Мы из-за него и познакомились. Ох, как я волновался, честное слово! В том крыле, да? Она говорила, что, может быть, поступит. Я думал, что она учится в Шипли. Я сидел на его поганом полотенце.

Я никак не мог опомниться. Стрэдлейтер припомаживал волосы бриолином. Я с ней все время играл в шашки. Выстроит все дамки в последнем ряду и ни одного хода не сделает. Ей просто нравилось, что они стоят в последнем ряду. Вообще такие вещи обычно никого не интересуют. Она на девяти ямках била чуть ли не сто семьдесят. Стрэдлейтер почти не слушал.

Он расчесывал свою роскошную шевелюру. Он стал снова делать пробор. Причесывался он всегда битый час. И бегал по всему дому голый. При Джейн, при. Но это его не интересовало, Стрэдлейтера. Он только всякой похабщиной интересовался.

Я подошел к окну, но ничего не было видно, окна запотели от жары. И на самом деле я был совсем не в настроении. А без настроения ничего делать. Такие, как Стрэдлейтер, никогда не передают приветов. Потом тоже пошел в комнату. Он полжизни проводил перед зеркалом. У Стрэдлейтера была одна хорошая черта. Наверно, потому, что Стрэдлейтеру было на все наплевать. А Экли - дело другое. Тот во все совал свой длинный нос. Стрэдлейтер надел мою куртку. Куда девались мои сигареты?

Что-то я начинал нервничать. Нервы у меня вообще ни к черту. Если будет время, поедем в Нью-Йорк. Мне не понравилось, как он это сказал, я ему и говорю: Его ничем не подденешь. Я ему не. А я сидел еще с полчаса. И вдруг Экли опять вылез из душевой в нашу комнату. Отвлек меня от разных мыслей.

Анатомия страсти

Не знаю, был ли у этой скотины носовой платок. Никогда не видел у него платка. Вы бы посмотрели на эти бифштексы. Жесткие как подметка, нож не берет.

Ребячество, конечно, но всем стало очень весело. Я спросил Мэла - ничего, если Экли тоже поедет с нами? Он не очень любил этого Экли. Можно было подумать, что он тебе делает величайшее одолжение. Одевался он часов. Снег очень хорошо лепился. Но я никуда не швырнул снежок, хоть и собрался его бросить в машину - она стояла через дорогу. Закрыл окно и начал его катать, чтоб он стал еще тверже.

Кондуктор открыл дверцу и велел мне бросить снежок. Я сказал, что не собираюсь ни в кого кидать, но он мне не поверил. Броссар обожал бридж и пошел искать партнера. Экли, конечно, влез ко мне в комнату. Главное, все это было вранье. А я надел пижаму, халат и свою дикую охотничью шапку и сел писать сочинение. А живописная она была потому, что он всю ее исписал стихами - и ладонь и кругом, везде.

Он вам понравился. И они не врали, они и на самом деле так думали. Я вам расскажу, до чего он был рыжий.

Вам и не снилось... (1980) Полная версия

Я начал играть в гольф с десяти лет. И я обернулся и вижу: И ужасно славный, ей-богу. Я их понимаю, честное слово.

А кроме того, мне даже нравилось писать про. Кончил я около половины одиннадцатого. У него был гайморит, и он не мог во сне дышать как следует. Все у него было: Даже как-то жаль его, дурака. Ужасно я волновался, потому и не могу вспомнить, как. А уж если я волнуюсь, так это не притворство. Мне даже хочется в уборную, когда я волнуюсь. Но я не иду. Я знаю, про что говорю. У него совести нет ни капли, ей-богу. Честное слово, не могу вспомнить. Он вошел и сразу стал жаловаться, какой холод.

Ни живой души - форменный морг. Я ему и не подумал отвечать. Только смотрю на. Надел ее на плечики и повесил в шкаф. А когда он развязывал галстук, спросил меня, написал ли я за него это дурацкое сочинение. Я сказал, что вон оно, на его собственной кровати. Он подошел и стал читать, пока расстегивал рубаху. Он себя просто обожал. Тут про какую-то дурацкую рукавицу!

Подошел, выхватил у него этот треклятый листок, взял и разорвал. Я ему даже не. Бросил клочки в корзинку, и. Сам он никогда в спальне не курил. Так он и не сказал ни единого словечка про Джейн. Тогда я сам заговорил: Она из-за тебя не опоздала, вернулась вовремя?

О господи, как я его ненавидел в эту минуту! Он посмотрел на. Ты-то отсюда выметаешься, а мне торчать в школе, пока не окончу. Только повернулся на бок и смотрю, как он стрижет свои подлые ногти.